Как парень из сибирской деревни стал чемпионом UFC и заработал $1 млн | Журнал "JK" Джей Кей
Перейти к верхней панели

Как парень из сибирской деревни стал чемпионом UFC и заработал $1 млн

В начале 2010-х мастер спорта по боксу Петр Ян подрабатывал охранником в ночном клубе на окраине Омска. «Тревожное местечко», — вспоминает его Ян. А по вторникам Петр участвовал в боях по кикбоксингу в модном клубе «Атлантида» в центре города, зарабатывая по 4000 рублей за выход на ринг. 12 июля 2020 года Ян дрался в клетке на турнире UFC 251 на бойцовском острове в Абу-Даби. Победив бразильца Жозе Алдо, Петр получил сотни тысяч долларов (официально сумма гонорара не озвучена) и стал чемпионом в легчайшем весе. Теперь он второй гражданин России — после Хабиба Нурмагомедова — в списке чемпионов UFC. Forbes рассказывает историю Петра Яна, который «мог 10 раз бросить спорт» (цитата из интервью бойца), но в нужные моменты встречал щедрых людей, продолжал тренировки — и превратился в звезду ММА.

«Я простой деревенский парень», — любит говорить про себя Петр Ян. Дошкольное детство он провел в деревне в Назаровском районе Красноярского края, а в начале нулевых многодетная семья (Петр шестой из восьми детей) перебралась в заполярный город Дудинку. По какой причине родители Яна решились на столь дальний переезд — 2000 км — неизвестно (на вопросы Forbes боец не ответил). Зато известно, что в городе мальчик получил возможность заниматься сразу несколькими видами спорта. Рано утром Петр прыгал на батутах в акробатическом зале, где консьержкой работала мама его друга, затем шел на футбол, тхэквондо или тяжелую атлетику, а после школы во вторую смену — на бокс. Боксом Петр увлекся вслед за братом и стал быстро прогрессировать. Тренер Николай Суржиков сразу заметил в ученике задатки большого спортсмена: хороший мышечный каркас, отменную координацию, трудолюбие и выносливость. Летом 14-летний парень разгружал баржи на Енисее: наравне со взрослыми таскал мешки по 50-60 кг. Платили сдельно, 2000-3000 рублей за ночь, уточнял позже Петр. И это, кстати, были не первые заработанные им деньги.

В недавнем интервью «ВКонтакте» Ян рассказал, как в 12 лет устроил возле дома автомойку: небольшой насос качал воду из озера неподалеку, а одноклассники помогали мыть машины. «Мне с детства нравилось зарабатывать деньги», — объяснил Петр свои предпринимательские опыты. Семья, похоже, в таких подвигах не нуждалась. «Мама занималась бизнесом, был магазин свой, был мебельный магазин… У нас был большой дом, мы тогда жили совместно с отцом, хозяйством занимались, все было в порядке», — вспоминал в том же эфире боец.

О спортивной карьере в боксе и тем более в ММА школьник Петр Ян не мечтал. Окончив 9 классов, он поступил в местный колледж — «нефте какой-то перерабатывающий» (формулировка из интервью бойца). И, если бы не настойчивость тренера, сейчас вполне мог бы работать на одном из предприятий «Норникеля». Но Николай Суржиков убедил родителей, что у парня хорошие перспективы в боксе и ему нужно продолжать тренироваться. И лучше — в городе покрупнее.

В 15 лет Петр Ян приехал в Омск. Один. Ни родственников, ни знакомых у Петра в городе не было. На вокзале его встретил тренер по боксу Юрий Демченко, которому приятель рассказал историю про работу в порту и «попросил обратить внимание на пацана». Первое время в Омске Ян жил в общежитии. Закончил старшую школу, поступил в физкультурный институт и параллельно тренировался. Финансово помогала мама, плюс Петр подрабатывал. «Точно помню, что в одну зиму в Омске они купили обогреватель, таскали его по дворам, помогали отогревать и заводить машины», — рассказал Matchtv.ru Демченко. «И нормально на этом зарабатывали в сезон морозов», — подтвердил в эфире «ВКонтакте» Ян. Материалы по теме

В боксе Петр дослужился до мастера спорта, но вскоре понял, что продолжать смысла нет — вряд ли у него получится добраться до Олимпиады. К тому же появилась хорошая альтернатива — смешанные единоборства. На первый профессиональный бой по правилам ММА Петр вышел после трех тренировок — и выиграл, заработав 20000 рублей (из них 15 000 — за победу). Через два года, в феврале 2015-го, Ян подписал контракт с российским промоушеном ACB (в 2018 году сменила название на Absolute Championship Akhmat, ACA).

На этом уровне требовалась уже более серьезная подготовка к боям — не только занятия в зале, но и длительные сборы за рубежом, в Таиланде, США или Бразилии, а это $10 000-15 000 и больше. Заработать такие деньги сам молодой боец не мог, но Яну всегда везло на людей. На всех этапах его карьеры находились меценаты, готовые оплатить крупный счет.

Первые тренировочные сборы — в Бразилии и Таиланде — Яну устроил омский клуб «Александр Невский» Владислава Юрьева. В его резюме работа в нескольких строительных компаниях, руководящие должности в омских федерациях бокса, дзюдо, ушу и самбо, а также пост председателя организации «Трезвый Омск».

Несколько лет Яну финансово помогал бизнесмен Виктор Шмачилин. Петр называет его «мой товарищ и просто хороший человек»; «Спарк-Интерфакс» показывает Шмачилина совладельцем нескольких автотранспортных компаний в Омске. А следственный комитет города в ноябре 2019-го предъявил предпринимателю обвинения в уклонении от уплаты налогов на сумму 243 млн рублей.

В 2017-м Ян представлял клуб Vityaz Fight, одним из совладельцев которого является Эдуард Филбгер. В его бизнес-прошлом — сомнительные истории с косметикой DeSheli и клиниками Cosmos Fit. Сотрудничество с Яном тоже закончилось неоднозначно. В интервью «Вестнику ММА» Петр так описал ситуацию: «Если захотят денег отдать, пусть позвонят».

Глава РМК Игорь Алтушкин очень любит единоборства и часто бывает на турнирах. В молодости он занимался греко-римской борьбой, а уральские СМИ называют его чемпионом Свердловской области в этой дисциплине. На средства РМК в Екатеринбурге построили академию единоборств: шестиэтажное здание, где два верхних этажа занимает зал с трибунами для проведения соревнований. «На сегодня это самое большое в Европе спортсооружение для занятий единоборствами, — говорит главный редактор журнала SportEngineering Светлана Архипова. — В 2019-м проект стал лауреатом премии в области спортивного бизнеса BISPO Awards в категории «Лучшее оснащение спортобъекта». Профессиональное оборудование подбиралось по рекомендации тренеров академии». Общая стоимость проекта — чуть больше 1 млрд рублей. Сейчас в академии тренируются около 1200 человек, в том числе 800 детей (с 4 лет) и 45 профессиональных бойцов. 35 из них представляют клуб «Архангел Михаил», созданный в 2018-м. РМК финансирует их подготовку, оплачивает экипировку и медицинское сопровождение, лучшие получают зарплату. Больше всех — Петр Ян.

Подписав контракт с Яном в 2018-м, «Архангел Михаил» получил бойца с почти идеальным резюме и отличной перспективой. К тому моменту Петр провел 7 боев в АСВ, проиграл лишь один — спорным решением судей — и подрастил свой гонорар с $2000 в 10-15 раз. В 2017-м стал чемпионом промоушена, а в январе 2018-го оформил первый контракт с UFC. Договориться с главной ММА-организацией в мире помог менеджер Саят Абдрахманов.

В 2014-м он работал в бойцовском клубе Tiger Muay Thai на Пхукете, куда Ян приехал на сборы — так и познакомились. «Петр всегда выделялся — прежде всего, дисциплиной, трудолюбием, — вспоминает Абдрахманов. — Одним из первых приходил на тренировку, одним из последних покидал зал. И характер, и физические данные у него были хорошие».

В конце 2017-го контракт Яна с АСВ истек. Промоушен предложил ему новый, на улучшенных условиях (до $50 000 за бой), но у Саята был другой вариант. К тому моменту он уже стал партнером американского агента Дэниэла Рубинштейна и вел переговоры с UFC. «Внутри индустрии Петр был тогда одним из самых горячих prospect (перспективных клиентов. — Forbes), — объясняет Абдрахманов. — У Петра яркий, зрелищный стиль ведения боя. Плюс в медиаплане он развивается. Не сторонится трэштока, активно участвует в продвижении боев. От АСВ пришло очень хорошее предложение, но Петру дали ограниченное время на обдумывание. От UFC контракта еще не было — только устная договоренность. Петр был травмирован. И нам сказали, что как только мы предоставим справку о том, что Петр здоров и готов драться, пришлют бумаги». Боец сомневался, но в итоге доверился менеджеру и отказался от предложения ACB.

«У меня большие планы на это UFC», — объявил в недавнем интервью Ян. Сумму этих планов он уточнял в интервью YouTube-каналу «Разрешите вас перебить» в январе 2020-го. На вопрос о том, сколько Петр должен заработать, чтобы уйти из боев, спортсмен уверенно ответил — $5 млн. По состоянию на июль 2020-го Ян уже превысил отметку в $1 млн.

Дебют в UFC принес Яну $43 500 за бой — сопоставимые суммы боец получал и в ACB, но с каждым боем в UFC гонорар растет, а чемпиону полагается еще и доля от дохода с проданных трансляций (PPV). Ян провел в промоушене 6 боев (все выиграл) и уже дважды переподписывал контракт, улучшая его условия и продлевая срок. «Гонорар Петра за титульный бой на UFC 251 в 10 раз больше суммы, которую он получил за дебют, — рассказывает Абдрахманов. — Но со следующего боя начнутся совсем другие цифры. Вырастет спонсорская выплата от Reebok: новичку платят $3500, а чемпиону — $40 000. Плюс будет доля от PPV».

В UFC система чемпионских отчислений по pay-per-view выглядит так: если продано меньше 200 000 трансляций, обладатель пояса бонусов не получает. Если от 200 000 до 400 000, то бойцу платят около $1 с каждой покупки после 200 000. Если от 400 000 до 600 000, то $1,5 после 400 000 и т.д. «Можно отказаться от процента с трансляций и увеличить базовый гонорар, — говорит Саят. — Но мы будем делать ставку на PPV. По официальным данным UFC 251 (где Ян стал чемпионом — Forbes) продал 1,3 млн трансляций. И, к примеру, Александр Волкановски, защитивший на турнире титул в полулегком весе, заработал ближе к $3 млн».

Спустя несколько дней после UFC 251 в Екатеринбурге появился билборд с изображением Яна в чемпионском поясе — так бренд Gorilla (энергетический напиток) поздравил своего амбассадора с победой над Жозе Алдо. Другой спонсор Петра, букмекер Parimatch, выпустил по такому случаю коллекцию тематических футболок. А глава РМК Игорь Алтушкин подарил бойцу Mercedes GLE 450. Стоимость автомобиля — от 6,3 млн рублей. Это в 2,5 раза больше того, что, по оценкам экспертов рынка, суммарно платят Яну оба партнерских бренда в год. Чемпионский статус, вероятно, повысит выплаты на 15-20%.

Однако менеджер бойца считает, что в перспективе Петр может рассчитывать на более весомый рост рекламных доходов. «Мы почувствовали всплеск внимания со стороны компаний, как только объявили о чемпионском бое, — объясняет Саят. — И если бы не пандемия, предложений, возможно, было бы еще больше. Теперь Петр — чемпион UFC, и нас интересуют крупные контракты, от 10 млн рублей в год». Правда, производителей алкоголя и сигарет просят не беспокоиться. Эти категории товаров Петр рекламировать не будет. «Он за ЗОЖ и за семейные ценности», — комментирует Саят.

Экс-директор по маркетингу UFC Russia Александр Шарвадзе оценивает маркетинговые перспективы Яна более сдержанно. С точки зрения спонсорства смешанные единоборства в России очень молоды, говорит Шарвадзе. Кроме того, в случае с ММА компании боятся ассоциации с агрессией и насилием. Чтобы разрушить этот стереотип, спортсмен должен стараться выходить за пределы единоборств, а это абсолютно нетипичный сценарий для российских бойцов. «Такова особенность нашей системы, — объясняет Шарвадзе. — Как правило, успешный российский боец имеет покровителя, который его финансирует — в такой ситуации сложно заставить себя развиваться в медиаконтексте. А, например, в Америке боец вынужден быть интересным для общества».

При этом Шарвадзе считает, что у Яна есть потенциал стать большой фигурой в мировом ММА. «Как Хабиб, но для другой аудитории, — говорит он. — У Петра есть стержень и характер, а именно это привлекает фанатов. Но нужно правильно выстроить взаимодействие и с болельщиками, и с компаниями. Для глобальной популярности Петру, безусловно, нужен английский. Плюс умение работать с негативом, адекватно реагировать на хейтеров. И важно понимать, что за пределами ММА есть огромное количество миров, где намного больше денег, чем в смешанных единоборствах, и их тоже можно заработать».

И все же стать мировой звездой Ян будет сложновато, полагает Александр. Зато в случае успешного продолжения карьеры у Петра есть все шансы стать суперзвездой внутри страны. «Он будет вызывать меньше негатива, чем Хабиб, — говорит Шарвадзе. — В России есть люди, который болеют против Нурмагомедова, просто потому, что он кавказец. В этом смысле Петр более универсальный герой».

 

Загрузка...
Loading...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *