В МИД Эстонии окончательно отказались ратифицировать пограничный договор с РФ | Журнал "JK" Джей Кей

В МИД Эстонии окончательно отказались ратифицировать пограничный договор с РФ

Ну вот и поставлены точки над «i»: министр иностранных дел Эстонии Урмас Рейнсалу заявил, что страна не намерена ратифицировать пограничный договор с Россией. По его словам, правительство не станет одобрять эту процедуру. То есть формируется территориальный конфликт страны НАТО с нашей страной.

Заметьте: против ратификации не Москва, у которой нет никаких территориальных претензий к маленькому соседу, а Таллин, националисты которого разевают рот на Печорский район Псковской области и не особо это скрывают. Тут у них консенсус как в любом антироссийском действе. «Свободная пресса» цитировала другого министра Эстонии — внутренних дел Марта Хельме, главу Консервативной народной партии, которую за радикализм ругает даже президент республики Керсти Кальюлайд. Хельме недавно заявил: «До сих пор в руках России находится 5,2% территории Эстонии. Россия не хочет нам ни возвращать эту территорию, ни давать за нее компенсацию, ни вообще обсуждать этот вопрос». Ну так конечно! Потому что это не территория Эстонии, а территория России.

Член Консервативной народной партии, спикер парламента республики — Рийгикогу — Хенн Пыллуаас заявлял: правящая коалиция договорилась о том, что не станет ратифицировать договор о госгранице с Россией. И даже обратил внимание: если договор будет ратифицирован в Госдуме РФ, Эстония все равно не станет поступать так же.

И вот глава МИД Урмас Рейнсалу прямо сказал: «Пограничная линия определена Тартуским мирным договором и другими межгосударственными договорами. Пока не вступили в силу иные двусторонние или иные договоры, до тех пор, разумеется, действует прежний договор».

Фраза эта, правда, казуистична. Ну так подписан же, кстати, со второго раза, в 2014 году «иной двусторонний» договор — пограничный. Вот и вступил бы он в силу и определил бы реальную границу, а не ту, что зафиксирована Тартуским мирным договором сто лет назад — в 1920 году. По методичке Рейнсалу никакой другой договор о границе с нашей страной вообще невозможно заключить, если он противоречит документу 100-летней давности.

В 2005 году эта коллизия уже возникала. Тогда Эстония и Россия подписали в Москве пограничный договор, все было готово к ратификации. Но Рийгикогу неожиданно включил в ратификационный закон преамбулу, напоминающую о Тартуском мирном договоре 1920 года, создающую прецедент — возможность территориальных претензий. Москва отозвала свою подпись. Теперь ситуация повторяется в радикальном варианте:

Следует заметить: Тартуский мирный договор Россия подписала в 1920 году, в период Гражданской войны, в ослабленном состоянии. Земли древнего Псковского княжества в составе Новгородской земли по нему отошли Эстонии. Если бы не распад Российской империи, они так и оставались бы нашими и тогда. После освобождения территории от гитлеровцев, 16 января 1945 года эти земли вернулись в состав Псковской области РСФСР. Но в Таллине считают, что Тартуский мирный договор до сих пор в силе.

Правда, не у всех политиков Эстонии столь радикальные настроения. Ранее премьер-министр Юри Ратас выступал за ратификацию пограничного договора с Россией, но под давлением националистов, похоже, изменил точку зрения. Недавно он заявил: «Тартуский мирный договор для нас и мира является одним из основополагающих документов, который завершил Освободительную войну, утвердил нашу независимость и открыл путь к международному признанию Эстонии».

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд, вроде бы, пытается сгладить напряжение, но весьма специфическим способом. «Тартуский мирный договор был, есть и останется свидетельством о рождении эстонского государства. Он действует. Эстония добровольно не присоединялась к Советскому Союзу. Нас оккупировали. Мы восстановили нашу независимость на основе правовой преемственности», — говорит она. Но подчеркивает: «В то же время мы должны также уважать международный консенсус в отношении того, что послевоенные границы Европы больше не будут перерисовываться. Противоположная риторика создает ненужную путаницу». Однако на независимость Эстонии никто не посягает.

Но и в словах Керсти Кальюлайд — казуистика по-Рейнсалу. Если Тартуский мирный договор действует, то, как сказал глава МИД Эстонии, «пограничная линия определена Тартуским мирным договором». То есть, по-Рейнсалу, Печорский район находится в составе Эстонии.

Можно было бы не обращать внимания на иезуитство эстонских националистов. Пусть себе копошатся в своем Рийгикогу. Вот даже известный хулитель России, бывший председатель комиссии Рийгикогу по иностранным делам, ныне зампредседателя Марко Михкельсон считает, что, предъявляя территориальные претензии к России, его коллеги наносят ущерб интересам и безопасности Эстонии.

Что он, правда, имеет в виду, когда говорит о безопасности своей страны в данном контексте? России Эстония не нужна. Есть и есть. Однако в Таллине по-своему интерпретируют вхождение Крыма в состава РФ по итогам референдума, состоявшегося 16 марта 2014 года. Аргументы Москвы и самого Крыма Запад не принимает во внимание, уверяя, будто произошедшее — «аннексия», и якобы это дает повод опасаться Москвы. Но вот в издании InfoSperber вышла статья известного немецкого публициста, писателя Вольфганга Биттнера, где он приводит слова профессора Гамбургского университета Райнхарда Меркеля: «Нет сомнений в том, что результат референдума соответствовал истинному желанию подавляющего большинства жителей полуострова».

По словам профессора, в Крыму произошла не «аннексия», а «сецессия» (лат. secessio) — отделение части территории от данного государства по решению ее населения или органов. «Отделение, референдум и присоединение исключают возможность «аннексии». Причем даже в том случае, если все эти действия были совершены с нарушениями норм международного права. Разница между «аннексией» и «сецессией» такая же, как между словами «отобрать» и «принять», — пояснил ученый. А автор статьи Вольфганг Биттнер рассуждает: «Отвечая на вопрос, насколько соответствовали международному праву принятые меры, следует принимать во внимание наличие опасности для населения Крыма после путча на Украине, а также тот факт, что США и НАТО угрожали бы российской базе ВМС в Севастополе. Если бы Крым не вошел в состав России и остался украинским, и при этом пришедшие к власти в Киеве путчисты стали бы нарушать гражданские права жителей полуострова, то сейчас ситуация там была бы такой же, как на востоке Украины: там шла бы гражданская война, были бы разрушены города и поселки, тысячи людей погибли бы, а сотни тысяч стали бы беженцами. Кроме того, НАТО получила бы непосредственный доступ к главной базе Черноморского флота России».

Так что безопасности Эстонии Россия точно не грозит. А что грозит? За Эстонией стоит Североатлантический альянс. Как бы ни хотела снизить напряженность президент Керсти Кальюлайд, но отсутствие пограничного договора вместе с претензиями эстонских националистов на Печорский район чреваты спровоцированным конфликтом. Нет претензий — нет территориального конфликта, есть претензии — вероятность конфликта сохраняется. А инициаторами территориальных конфликтов в истории всегда являлись те, у кого есть претензии. В данном случае потенциальный провокатор — Эстония. А уж что решат в главном штабе НАТО — то и произойдет независимо от воли Таллина.

 

Загрузка...
Loading...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели